Казино Адмирал объявляет турнир «Испанское золото»

Рейтинг 2 самых лучших онлайн казино за 2020 год:
  • КазиноИкс
    КазиноИкс

    Большие бонусы до 150 000 руб, Джекпоты до 50 млн!

  • JoyCasino
    JoyCasino

    Бонусы за каждый депозит до 200 000 руб!

Испанское золото

Ни для кого не секрет, что Иосиф Виссарионович начинал свою карьеру с ограбления банков и инкассаторов. Перед каждым налетом писал заявление о выходе из партии, чтобы в случае ареста не дискредитировать ее. А после вновь подавал заявление о приеме. Потом партия запретила грабежи, но товарищ Сталин не всегда подчинялся партийным решениям. Взять, к примеру, испанское ограбление 1936 года. Ведь 600 миллионов долларов взяли!

Пещера Али-Бабы

Ночью колонна из двадцати грузовиков выехала из Картахены. Ехали, не включая фар. Впереди шла легковушка. В ней, кроме шофера, сидели двое. Главный советник испанского правительства по разведке, контрразведке и партизанской войне Орлов. И высокопоставленный чиновник испанской государственной казны, имени которого история не сохранила.

На место назначения прибыли в полной темноте. Остановились среди холмов, на легковушке включили фары. Их свет вырвал из темноты огромные бронированные ворота, утопленные в склоне холма. Это был секретный склад испанских военно-морских сил. Вооруженные люди в форме открыли ворота, и грузовики въехали прямо внутрь холма.

По стенам огромного хранилища бесконечными рядами стояли деревянные ящики. Хранились в них не боеприпасы, не порох и снаряды. А самое настоящее золото. Тысячи и тысячи ящиков с золотыми слитками и монетами.

Это были сокровища, которые в течение трех-четырех веков везли из заокеанских колоний. Возможно, здесь хранилось золото, добытое еще ацтеками, инками и майя. Нет, пещере Али-Бабы было далеко до здешних сокровищ.

Александр Орлов приехал, чтобы забрать все это в Москву.

«Совершенно секретно»

17 июля 1936 года в Испании вспыхнул контрреволюционный мятеж, и уже через три месяца войска генерала Франко взяли Мадрид в кольцо. Республиканское правительство, обеспокоенное судьбой золотого запаса, решило переправить его в какое-нибудь надежное место. Самое безопасное, посчитали пылкие революционеры, — увезти золото в Советский Союз, который с первых же дней мятежа выразил свою поддержку республике. Предложение передали в Москву, согласие пришло немедленно.

Передачу золота Стране Советов оформили задним числом. Место хранения в декрете конкретно не указывалось, документ лишь предписывал министру финансов найти для хранения золота «надежное место на свое усмотрение». Вопрос этот надлежало рассмотреть в кортесах (парламенте), но из соображений секретности депутаты не были поставлены в известность о происходящем.

Орлов тем временем получил из Москвы радиограмму с грифом «Совершенно секретно». Расшифрованный текст гласил: «Договоритесь с премьер-министром Ларго Кабальеро о переправке испанского золота в Советский Союз. Груз должен быть доставлен только на советских кораблях. Соблюдайте строжайшую секретность. Если испанцы потребуют расписок, откажите. Объясните, что все документы будут вручены им в Москве после получения золота. Вы несете персональную ответственность за операцию. Иван Васильевич». Подпись означала, что приказ исходит лично от Сталина.

Александр Орлов понял, какую игру затеял Иосиф Виссарионович.

Разведчик также понимал: на кону находится его собственная жизнь.

Доверчивый кабальеро

Орлов пригласил министра финансов Испании в советское посольство. Уже первые минуты разговора с ним обнадежили чекиста. «Типичный мягкотелый интеллигент», — решил советник. И, в общем-то, не ошибся. Член социалистической рабочей партии Хуан Негрин отвергал коммунизм как учение, как путь развития общества, но к Советскому Союзу относился с уважением. Негрин по образованию был физиологом, заняться же финансами его заставил недостаток лояльных к республике кадров. Испанский кабальеро, верный своему слову, он верил и каждому слову представителя великой страны — единственной в Европе, которая поддержала Испанию в ее справедливой борьбе.

Лучшие русские казино:
  • КазиноИкс
    КазиноИкс

    Большие бонусы до 150 000 руб, Джекпоты до 50 млн!

  • JoyCasino
    JoyCasino

    Бонусы за каждый депозит до 200 000 руб!

Орлов спросил, где находится золото. Негрин ответил: под Картахеной, в глубокой пещере. Это было большой удачей. В порту Картахены постоянно находились несколько советских военных кораблей. Действовать следовало молниеносно, пока не просочились слухи о том, что золотой запас вывозят из Испании. В этом случае опасность возросла бы многократно. На пути в Одессу ценный груз могли перехватить итальянцы или немцы. И даже самим испанцам при всем их интернационализме подобная авантюра могла не понравиться: дружба, конечно, дружбой, но выпускать золото из страны.

На следующий же день Орлов отправился в Картахену. Его друг, военно-морской атташе Николай Кузнецов, был уже там, в его задачу входило привести в полную готовность советские суда, только что разгрузившие оружие и боеприпасы. Удачно решилась и проблема перевозки золота в порт. Туда как раз только прибыла советская танковая бригада под командованием полковника Кривошеина. Он-то и выделил на дело двадцать грузовиков и дал лучших своих водителей. Их переодели в форму испанских моряков. Шестьдесят испанцев, сопровождавшие колонну (впрочем, как и русские водители), понятия не имели, что именно им предстоит вывезти. Не знали этого и команды советских судов, которым предстояло доставить груз в Одессу.

Грабеж, да и только!

Орлов оглядел добычу: около 10 тысяч ящиков, по 72 кг золота в каждом. Более 700 тонн. Так поздним вечером 20 октября началась операция. Испанцы, сопровождавшие груз, по двое брали ящик, относили в кузов грузовика. А во время отдыха резались в карты — отчаянными картежниками были почти все. Такое поведение забавляло Орлова: радуются нескольким выигранным медякам, сидя на ящиках с миллионами!

Ночи стояли темные и безлунные — с этим русским повезло. Грузовики шли с погашенными фарами. Больше всего Орлов боялся нарваться на патрули республиканцев. Ведь ни один из водителей не знал ни слова по-испански. Их могли принять за немецких шпионов, арестовать, вскрыть ящики. Тогда бы все открылось. Но к концу третьей ночи три четверти всего золота (то есть около 540 тонн) было благополучно доставлено на четыре советских судна.

Когда был отгружен последний ящик, Орлов впервые испытал нечто вроде стыда. Чиновник из казначейства попросил у него расписку. Стараясь не смотреть в воспаленные от трехдневного недосыпа глаза испанца, Орлов бодро сказал: «Компаньеро, я не уполномочен давать расписки. Не беспокойтесь, вы получите этот документ в Москве в Госбанке, когда все будет подсчитано и взвешено». Тот не на шутку разволновался: так, мол, дела не делаются. Но что он мог поделать? Ведь груз был уже на борту русских кораблей! Тогда испанец принял решение: он едет в Одессу! Взял с собой еще троих, чтобы на всех четырех судах было по человеку, который следил бы за грузом, пока он не будет сдан под расписку. «Лучше бы вы оставались дома», — вздохнул Орлов.

Шутка вождя

Орлов остался в Испании. А в Одессе золото встречало огромное количество чинов НКВД из Москвы и Киева. Несколько ночей они, как простые грузчики, таскали ящики. Золото погрузили на специальный поезд, эшелон также сопровождали сотни вооруженных энкавэдэшников.

Испанское правительство, получив известие о том, что золото благополучно доставлено в Москву, беспокоиться о судьбе ценного груза перестало. Когда, спустя время, Орлов поинтересовался в министерстве финансов, вернулись ли те четверо, уехавшие вместе с золотом в СССР, ему удивленно ответили: «Нет, и даже не отвечают на письма. Наверное, ребята просто загуляли».

А в Москве, после того как золото было сдано в Госбанк, Сталин устроил прием для офицеров НКВД и членов Политбюро. Вождь был в прекрасном настроении. Еще бы. Семьсот тонн золота! Около 600 миллионов долларов по тогдашнему курсу! Товарищ Сталин приблизился к наркому Ежову и шепнул ему тихонько: «Не видать испанцам этого золота, как своих ушей». И оба громко рассмеялись.

А испанцы, действительно, больше своего золота не видели.

В РАСЧЕТЕ

Имела ли Испания право требовать возвращения золота, если оно было отправлено в Москву лишь на временное хранение? На первый взгляд – да. Но на деле все было иначе.

В 1974 году проблемой финансирования гражданской войны в Испании было поручено заняться молодому экономисту Анхелю Виньясу, который выпустил три тома исследований, посвященных пути золота в СССР. Он рассказывал, что СССР поставлял республиканцам оружие, и не безвозмездно.

Виньяс аргументированно доказал, что Россия ни копейки не должна Испании из переданного золота. Все было выплачено оружием, гуманитарной помощью, работой военных советников. Это Испания даже еще немножко осталась должна, но об этом предпочитают молчать.

Про пирата Дрейка

Про испанское золото, галионы и пирата Дрейка

Митя сделал уроки, сложил тетрадки в портфель и теперь скучал, глядя в окно.

— Пиастры! Пиастры! На абордаж! — хрипло завопил над его ухом попугай Гоша.

— Ой! — испугался Митя. — Ты чего, Гош?!

— Да так. — отозвался попугай. — Вспомнил про своего любимого пирата.

— Расскажи, Гош! Ну, пожалуйста, — попросил Митя.

Попугай молча слазил в укромное местечко и вытащил пыльную гравюру, на которой был изображён представительный мужчина лет пятидесяти в расшитом золотом камзоле.

— Вот, Митя, запомни, это — Френсис Дрейк, пират Её Величества Королевы Англии Елизаветы. Впрочем, давай по порядку:

— Как ты помнишь, в 1492 году Христофор Колумб открыл первые земли Американского континента и привёз из своего путешествия много чего интересного. Но главной его добычей были золото, серебро и драгоценные камни. Многие позавидовали Колумбу, и в Новый Свет поплыли сотни искателей приключений. Спустя полвека большей частью этих земель завладела Испания. Но Англия тоже нуждалась в золоте. И тогда английские пираты начали охоту за испанскими кораблями, перевозившими драгоценности из Америки в Испанию. Пират Дрейк оказался одним из самых удачливых.

Он был потомственным пиратом — морскому ремеслу учился у своего дяди Хоукирша, тоже личности исторической. В своих первых походах Дрейк командовал небольшим кораблём в пиратской эскадре дяди. А вскоре он сам снаряжает два корабля и направляется в Карибское море, к Панамскому перешейку: в то место, куда стекалось всё испанское золото, добытое в американских рудниках.

Высадившись на берег с отрядом всего 50 человек, Дрейк опустошил город Поробело, а потом отправился в глубь материка. Там, в джунглях, его отряд напал на испанский караван с грузом золотых монет. В схватке полегло пол-отряда, но Дрейк захватил богатую добычу.

— Такой ценой?! — удивился Митя.

— Что ты! Экспедиция считалась очень удачной, — возразил попугай Гоша. — Её результаты порадовали королеву Елизавету, ведь английская казна изрядно пополнилась. Испанский, король Филипп II жаждал мести, требовал отрубить Дрейку голову. Но отношения между Англией и Испанией были очень натянутыми, и, ты сам понимаешь, Дрейк целым и невредимым вернулся в своё поместье.

Дома пират отдыхал, занимался хозяйством, между делом женился. Но в его беспокойной голове уже рождался план новой экспедиции к не открытому ещё Южному континенту. Он также хотел напасть на испанцев в Америке — теперь со стороны западного побережья. Там, в Тихом океане, не плавал ещё ни один английский корабль.

Королева Елизавета одобрила намерения Дрейка и даже дала денег на покупку снаряжения. И вот в декабре 1577 года флотилия из пяти кораблей под командованием адмирала Дрейка вышла в море из плимутской гавани.

Без особых приключений суда достигли Магелланова пролива. Но перед тем как пройти его, Дрейку пришлось подавить бунт на одном из кораблей. Зачинщиком был товарищ пирата. Суд, состоящий из офицеров, приговорил предателя-мятежника к смерти.

Войдя в Тихий океан, суда попали в сильнейший шторм. И флагманскому кораблю Дрейка — «Золотой лани» — уже не суждено было встретить своих спутников.

— Что с ними стряслось? — поинтересовался Митя.

— Буря разбросала корабли. Один пошёл на дно, а остальные, оставшись без адмирала, решили вернуться в Англию.

Тем временем буря отогнала «Золотую лань» к югу. Не обнаружив никакого Южного континента, Дрейк приступил к выполнению второй части своего плана. Он повернул корабль на север и пошёл вдоль западного побережья Америки, грабя поселения конкистадоров.

В этой части света испанцы чувствовали себя в полной безопасности. Пользуясь этим, Дрейк беспрепятственно входил в любую гавань и захватывал город вместе со всеми пожитками. Население, завидев на горизонте корабль «ужасного» пирата, удирало в горы. Так было и в феврале 1579 года, когда «Золотая лань» вошла в порт Дима. Здесь стояло целых 12 испанских кораблей, а на берегу были приготовлены горы золота для погрузки. Всё это стало добычей пиратов.

Там же англичане узнали об испанском галионе «Изрыгатель искр», названном так за своё тяжёлое вооружение. Совсем недавно, доверху груженный драгоценностями, он ушёл на север, в сторону Панамского перешейка. Дрейк немедленно поднял паруса, погнался за галионом и через несколько дней настиг его. После короткой перестрелки «Изрыгатель искр» был взят на абордаж. Добыча составила 26 тонн серебра, 50 килограммов золота и 13 сундуков с деньгами и драгоценностями. Когда это богатство перегружалось на «Золотую лань», один британский матрос сказал: «Теперь «Изрыгатель искр» превратился в «Изрыгателя серебра»».

Продолжая плыть на север, Дрейк распотрошил ещё несколько галионов. «Золотая лань» была уже так переполнена ценностями, что теперь команда забирала только золото и жемчуг, а серебро с презрением отбрасывала.

Пришло время возвращаться домой. Плыть назад прежним маршрутом было нельзя: позади пиратов поджидали испанские эскадры. Дрейк попытался отыскать легендарный северный проход из Тихого океана в Атлантический, но из этого ничего не вышло. Оставался третий путь, самый далёкий и неизведанный — тот, по которому в своё время прошёл Магеллан. Чуть не разбившись о скалы, Дрейк всё же сумел довести корабль до родных берегов, совершив второе после Магеллана кругосветное плавание. Длилось оно целых три года. Герою была устроена пышная встреча, а королева даже возвела Дрейка в рыцари.

— А что же испанцы? — спросил Митя.

— А что они могли сделать?! — воскликнул попугай. — Испанский король через своих послов много раз требовал возвратить золото и наказать пирата. Но королева, получившая львиную долю награбленного, и слушать ничего не хотела.

— Ну и что потом стало с Дрейком?

— После своего знаменитого плавания он ещё несколько раз отправлялся к берегам Америки грабить «Золотой флот» испанцев. Потом пиратствовал в европейских морях прямо под носом Филиппа II — «подпаливал ему бороду», как говорил сам Дрейк. Разозлившись, испанский король объявил Англии войну и послал к её берегам огромный флот — Непобедимую армаду, которая была сначала потрёпана бурей, а потом. разбита Дрейком при содействии дяди и других знаменитых адмиралов.

Кстати, умер Дрейк как настоящий моряк — на борту своего корабля во время очередного похода. Свинцовый гроб с его телом был опущен в морскую пучину.

Погибла в море и «Золотая лань». Но не от шторма или ядер противника. Её деревянный корпус превратили в труху крошечные червячки — торедо.

— Вот такая история про славного пирата, — закончил попугай.

— Интересная история, — задумчиво сказал Митя, уже представляя себя на месте Дрейка. — Только некоторые слова непонятны. Какие-то «пиастры», «конкистадоры». А вдруг эти слова мне когда- нибудь понадобятся?

Попугай Гоша многозначительно помолчал, потом достал потрёпанную книжицу и торжественно объявил:

— Для тех, кому могут понадобиться непонятные слова, предлагаю «Словарь пирата».

Абордаж — излюбленный пиратский способ ведения боя. Корабли сцепляются бортом к борту, и на их палубах начинается рукопашная схватка.

Галион — быстроходный, хорошо вооружённый корабль XV—XVI веков.

Конкистадоры — участники испанских завоевательных походов в Южную и Центральную Америку.

Пиастр — старинная испанская монета.

Флагманский корабль (флагман) — корабль, на котором находится командир эскадры.

Эскадра — крупный отряд военных кораблей.

«Весёлый Роджер» — пиратский флаг с черепом и костями на чёрном фоне, который морские разбойники поднимали на мачте перед боем, дабы нагнать страху на противника.

Капёры — пираты, получившие разрешение от своего монарха (каперское свидетельство) на грабёж судов других государств.

Флибустьеры — пираты, занимавшиеся разбоем в Карибском море.

Казино Адмирал объявляет турнир «Испанское золото»

18 июля 1936 года командный состав колониальных войск Испании в Северной Африке во главе с генералом Франко поднял мятеж против республиканского правительства, который вскоре перерос в кровопролитную гражданскую войну. Используя поддержку Германии и Италии, Франко смог не только переправить свои войска в Испанию, но и вести активные боевые действия на всех фронтах. Что касается законного республиканского правительства, то ему помогал только Советский Союз.

Начиная с октября 1936 года СССР поставил в Испанию 806 самолетов, 347 танков и более 600 бронеавтомобилей, 1186 артиллерийских орудий, 20486 пулеметов, 500000 винтовок, 4 млн снарядов и огромное количество других боеприпасов и военного снаряжения. Кроме оружия, СССР поставлял в Испанию необходимое ей сырье — нефть и нефтепродукты, хлопок, лесоматериалы.

Разумеется, эти поставки были не бесплатными, а оплачивались республиканцами, в том числе и золотом. Это обстоятельство до сих пор дает повод обвинять СССР в присвоении золотого запаса Испании. Так, в октябре 1998 года английский историк Дж. Хоусон опубликовал ряд статей, в которых утверждал, что в обмен на устаревшее оружие Сталин, используя заниженный курс рубля к доллару, фактически присвоил испанское золото.

«Русские, — утверждает Хоусон, — систематически обжуливали испанское правительство, тайно манипулируя обменом долларов на рубли для того, чтобы получить испанское золото по как можно более низкой цене».

Для того чтобы разобраться, насколько обвинения Хоусона соответствуют истине, следует вспомнить, как испанское золото оказалось в Москве.

До начала гражданской войны Испания занимала четвертое место в мире после США, Англии и Франции по объему золотого запаса. В банковских сейфах Мадрида хранились золотые слитки на сумму 2 367 000000 песет, или около 783 млн долларов. Когда же генерал Франко поднял мятеж и республиканскому правительству Л. Кабальеро потребовалось оружие, часть золота на сумму 155 млн долларов в августе 1936 года было переправлена во Францию для кредитования поставок военного снаряжения. Однако после заключения «Пакта о невмешательстве» эти деньги были заморожены. Оставшаяся часть золотого запаса 13 сентября 1936 года была вывезена из Мадрида и размещена в специально оборудованной пещере в горах у города Картахены.

В октябре 1936 года после падения Толедо, когда обстановка на фронтах стала угрожающей, премьер-министр Кабальеро и министр финансов X. Негрин обратились к советскому правительству с просьбой принять на хранение 3/4 испанского золотого запаса — около 510 тонн. Официально датой обращения считается 15 октября. Но она вызывает сомнения. Во-первых, уж слишком быстро был дан положительный ответ на уровне Политбюро ЦК ВКП(б) — уже 17 октября. Во-вторых, республиканцы первый раз обратились с просьбой к советскому правительству о поставках оружия 25 июля, а положительное решение этого вопроса было принято лишь 29 сентября. Зная, что Сталин не имел привычки дарить оружие, а все испанское золото пошло на его оплату, можно предположить, что предварительные консультации о судьбе золота были проведены в начале сентября.

Так или иначе, но решение об отправке в СССР испанского золота было принято. Общая ответственность за его доставку в

Москву была возложена на наркома НКВД Н. Ежова. 19 октября испанскую сторону информировали о том, что ответственность Москвы «за сохранность золота начинается с момента сдачи его Наркомфину СССР в нашем порту». А 20 октября полномочный представитель НКВД в Испании А. Орлов получил шифрованную телеграмму следующего содержания. «Вместе с послом Розенбергом договоритесь с главой испанского правительства Кабальеро об отправке испанских золотых запасов в Советский Союз. Используйте для этой цели советский пароход. Операция должна проводиться в обстановке абсолютной секретности. Если испанцы потребуют расписку в получении груза, откажитесь это делать. Повторяю: откажитесь подписывать что-либо и скажите, что формальная расписка будет выдана в Москве Государственным банком. Назначаю вас лично ответственным за эту операцию. Розенберг проинформирован соответственно».

Телеграмма была подписана «Иван Васильевич». Так Сталин подписывал только самые секретные сообщения.

Для обеспечения секретности о предстоящей операции был поставлен в известность крайне узкий круг лиц. С испанской стороны о ней знали президент М. Асанья, премьер-министр Л. Кабальеро, министр финансов X. Негрин и начальник казначейства Мендес-Аспе. А из советских представителей в Испании о перевозке золота первоначально знали только посол М. Розенберг и А. Орлов. Даже военно-морской атташе СССР в Испании Н. Кузнецов, организовывавший погрузку золота на корабли, первое время был уверен, что в ящиках находится никелевая руда. Более того, по согласованию с испанской стороной А. Орлов был снабжен фальшивыми документами на имя американского банкира Блэкстона, который якобы сопровождал золото для размещения его в неком американском банке.

21 октября А. Орлов прибыл в Картахену и отправился в пещеру, расположенную в горах в пяти милях от города, где под охраной 60 испанских моряков хранилось золото. С 22 по 25 октября шла перевозка золота в порт Картахены и погрузка его на четыре советских судна: «Ким», «Кубань», «Нева» и «Волголес». Золото, помещенное в 7800 стандартных ящиков, каждый весом в 65 кг, перевозили в порт на грузовиках 20 советских водителей-танкистов, переодетых в испанскую военную форму. Командовал ими комиссар НКВД Савченко. В порту ящики с золотом размещались в пороховых складах, а потом грузились на суда. В этот момент секретность, окружавшая операцию по транспортировке золота, оказалась нарушена. Как вспоминал Н. Кузнецов, его «смущала огласка, которую вся эта операция получила в городе, особенно среди анархистов. Секретный груз уже на следующий день был самой свежей сенсацией. Команды пароходов также посмеивались, говоря, что грузят фрукты, ибо маленькие ящики были необычайно тяжелы». После окончания погрузки начальник испанского казначейства попросил у Орлова официальную расписку. Но Орлов отказал ему в этом, заявив, что расписку может выдать только Государственный банк СССР, который сделает это в Москве после окончательного подсчета золота. Но чтобы как-нибудь успокоить изумленного Мендес-Аспе, он добавил, что тот может послать на каждом судне по чиновнику казначейства в качестве наблюдателей, что и было сделано.

Одновременно с погрузкой золота решался вопрос о безопасности маршрута следования судов. В связи с тем, что на Средиземном море пиратствовали итальянские подводные лодки, республиканский военно-морской флот рассредоточил все имеющиеся в наличии корабли вдоль границы опасных вод. Капитаны кораблей получили в запечатанных конвертах приказ, согласно которому они должны были незамедлительно оказать помощь советским судам, если от них поступит сигнал SOS. Кроме того, по предложению Н. Кузнецова, транспорты с золотом выходили из Картахены один за другим с суточным интервалом, причем каждый из них следовал в порт назначения — Одессу — самостоятельным маршрутом.

Первый транспорт вышел из Картахены 26 октября, а уже 2 ноября все четыре судна, благополучно пройдя Средиземное море, Сицилийский пролив и Босфор, прибыли в Одессу. Для обеспечения секретности разгрузка кораблей производилась ночью силами специально командированных в Одессу сотрудников НКВД.

Из Одессы эшелон с золотом проследовал в Москву под охраной 1000 командиров Красной Армии. Сопровождал его нарком НКВД Крымской АССР и начальник Особого отдела Черноморского флота Т. Лордкипанидзе, чтобы лично отрапортовать Ежову об успешном окончании операции. Золото было доставлено в Москву 6 ноября. В этот же день был составлен акт о приемке золота, который подписали нарком финансов СССР Г. Гринько, зам. наркома иностранных дел СССР Н. Крестинский и посол Испанской Республики в СССР М. Паскуа. В акте говорилось, что на государственное хранение Наркомфином СССР получено золото, прибывшее из Испании, запакованное в 7800 ящиков стандартного типа общим весом 510 079529,3 гр. Один экземпляр составленного акта был передан испанскому правительству. После окончания гражданской войны он хранился у X. Негрина, а после его смерти был передан правительству Франко.

А теперь несколько слов о дальнейшей судьбе 510 тонн испанского золота, доставленного в Москву в ноябре 1936 года. Все оно, общей стоимостью 518 млн долларов, было израсходовано испанским правительством на закупку советского вооружения, обучение в СССР специалистов для Народной армии и оплату услуг советских военных советников к концу 1938 года. Все эти расходы оформлялись с точностью до грамма и полные данные о них хранятся в архиве МИД России. Есть они и в государственном архиве Испании. Другое дело, что в течение многих лет тема «испанского золота» была в СССР под запретом. Еще в 1937 году в Лондоне в Комитете по невмешательству в дела Испании делегации Германии и Италии попытались было поднять вопрос о местонахождении золотого запаса испанского банка. Но из Москвы на имя советского представителя И. Майского последовало указание «решительно возражать против обсуждения лондонским комитетом вопроса об испанском золоте», которое было беспрекословно выполнено. Поэтому есть все основания полагать, что домыслы о том, что СССР присвоил себе 3/4 золотого запаса Испании, доставленного в Москву в ноябре 1936 года, не соответствуют действительности. Но вот судьба остальной части испанского золота до сих пор неизвестна.

Начать стоит с телеграммы Орлова, отправленной в Москву 29 декабря 1936 года. В ней говорилось, что в Барселоне арестован начальник политической контрразведки испанского республиканского правительства Хустинианос, в машине которого обнаружено 500 кг золота и ценные картины. Дальнейшая судьба этого золота неизвестна. Однако после того как Орлов в августе 1938 года бежал в США, прихватив с собой 60000 долларов из сейфа барселонской резидентуры, парижский резидент ИНО НКВД И. Агаянц направил в Москву телеграмму, в которой сообщалось, что часть испанского золотого запаса «разбазарена республиканским правительством при участии руководства резидентуры НКВД в Испании». Телеграмма произвела большое впечатление на Сталина, и он дал указание Л. Берии произвести тщательную проверку. В течение двух недель ревизоры НКВД проверяли всю имеющуюся документацию, но никаких следов недостачи ими обнаружено не было. Правда, руководивший ревизией П. Судоплатов в своих мемуарах вскользь замечает, что некие «ценности, предназначавшиеся для оперативных нужд испанского правительства республиканцев с целью финансирования тайных операций, были нелегально вывезены из Испании во Францию, а оттуда доставлены в Москву — в качестве дипломатической почты».

Но гораздо более загадочна судьба так называемого золота партии басков, бесследно исчезнувшего в 1937 году из Хихона. Летом 1937 года войска генерала Франко предприняли большое наступление на севере Испании и к середине августа подошли к стратегически важному пункту — городу Сантандеру, где базировались две оставшиеся в распоряжении республиканцев подводные лодки. Одной из них, а именно «С-6», командовал Египко, известный в Испании под псевдонимом Северино Марено. Когда 23 августа Сантандер был окружен частями мятежников, Египко получил приказ взять на борт «С-6» важный груз и доставить его в Хихон — последний оплот республиканцев на севере Испании. Вот что пишет об этом капитан 2 ранга Г. Савичев: «Бои шли уже на улицах Сантандера, и задерживаться в порту было рискованно, но командующий (Малиновский. — Д.П.) не знал, что по просьбе руководителей компартии басков Египко грузил на подводную лодку «С-6» важные партийные документы. Их нельзя было оставлять врагу.

Когда в зареве вокруг горящих зданий на причал выбежали фашисты, «С-6», отдав швартовы, направилась к выходу из гавани. На ее борту находились республиканские начальники и документы».

Но Савичев либо не знает, либо умалчивает о том, что на борту, кроме начальников и документов, находилось и золото. Об этом весьма неопределенно упоминает Кузнецов: «По словам Египко, на его долю выпала трудная задача погрузить какие-то ценности, вывезенные из Бильбао».

А что это были за ценности, можно узнать из следующего документа:

«Народному комиссару ВМФ командарму 1 ранга тов. Фриновскому от заместителя начальника разведывательного управления РККА. Доклад капитан-лейтенанта Египко Н.П. 16.9.38 г.:

После падения г. Сантандера по приказу военного министра Прието стал базировать флот в маленьком и незащищенном порту Хихон. Сантандер был окружен 23.8.37. С 23 на 24 августа забрали на борт испанское командование и нелегально партийную кассу разных ценностей и валюты на 15 000000 песет. Все ПЛ в ночь с 24 на 25 августа благополучно прибыли в Хихон».

Дальнейшая судьба золота басков неизвестна. Но, по некоторым данным, оно было перевезено из Хихона в Советский Союз, а именно в Ленинград, на подводной лодке. Правда, никаких документальных подтверждений этого обнаружить не удалось. Однако трудно допустить, что советское руководство оставило ценности на 15 млн песет в руках Франко. Поэтому предположение о том, что это золото в конце концов оказалось в СССР, можно считать наиболее вероятным. А раз так, точку в истории испанского золота ставить рано.

Рейтинг казино по размерам приветственных и депозитных бонусов:
  • КазиноИкс
    КазиноИкс

    Большие бонусы до 150 000 руб, Джекпоты до 50 млн!

  • JoyCasino
    JoyCasino

    Бонусы за каждый депозит до 200 000 руб!

Добавить комментарий